Миланские уроки. Уроки 2-3
Тадеуш Кантор

УРОК 2.

26 июня 1986.

 

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ АБСТРАКТНОГО ИСКУССТВА

 

(На сцене находятся два человека, один белый, другой черный.

Белый персонаж ходит, намечая КРУГ.

Черный ходит взад и вперед, намечая ПРЯМУЮ ЛИНИЮ.

От авансцены в глубину. Рядом с кругом).

Человеческие персонажи не выполняют никакой практической деятельности.

Они действуют не из психологических или эмоциональных побуждений.

Итак, они принадлежат абстрактной композиции.

Их действие повторяется. Оно может быть бесконечным.

Таким образом, оно все сильнее проявляет и определяет себя. Повторение вынуждает к размышлению, к драматической интерпретации. Этюд: «Круг и прямая линия».

Один человек делает КРУГ. Другой делает что-то противоположное, что находится в противостоянии с КРУГОМ: ЛИНИЮ.

Когда прямая линия приближается к кругу, усиливается драма.

Когда она минует его и отдаляется: опасность отступает.

Повторение внушает нам мысль о бесконечности, мысль о нашей жизни по отношению к бесконечности,

о неизбежности ЧЕГО-ТО

проходящего и исчезающего…

 

ЕЩЕ РАЗ ОБ АБСТРАКТНОМ ИСКУССТВЕ

 

Этюд: «Неподвижность предмета».

Посреди сцены находится прямоугольный ящик.

В течение всего этого времени объект остается неподвижен.

Слева появляется человеческий персонаж, белый.

Он продвигается механическим шагом и приближается к предмету.

Останавливается перед ним, как если бы дальше дорога была запретной.

Разворачивается и направляется тем же шагом к тому месту, откуда пришел.

В тот момент, когда он разворачивается и начинает свое возвращение, с правой стороны появляется человеческий персонаж, черный. Механическим шагом он продвигается к предмету.

Он достигает его точно в тот момент, когда с левой стороны исчезает БЕЛЫЙ.

ЧЕРНЫЙ человек разворачивается и возвращается. Исчезает. В этот момент появляется БЕЛЫЙ и начинает идти.

 

НЕПОДВИЖНОСТЬ ПРЕДМЕТА

 

Неподвижный предмет священен. Запрещено его беспокоить. Запрещено бросаться на него.

Предмет, недоступный человеческой мысли.

Предмет, чуждый человеческой мысли.

В этой ЧУЖДОСТИ находится понятие драмы.

Подражать предмету на картине – значит наивно верить в познание, в возможность познать предмет при помощи этого метода.   

В шестидесятые годы « неореалисты» пытались только «прикоснуться» к предмету через его разрушение. (Французский скульптор Сезар делал знаменитые «компрессии» из металлолома, итальянец Ротелла срывал афиши, плакаты и создавал картины из этих обрывков).

Мои «амбалажи» были попыткой «прикоснуться» к природе предмета. Скрывая его, упаковывая. Это был 1962 год. (Мой «Манифест Амбалажа»).

 

МИСТИЦИЗМ АБСТРАКТНОГО ИСКУССТВА

 

Кто-то из слушателей задает этот вопрос.

Я отвечаю: да, в Абстрактном искусстве есть мистицизм.

В подлинном Абстрактном искусстве.

«Черный квадрат на белом фоне» Малевича есть мир.

Белый «фон» также является реальностью.

Два элемента составляют единство.

Два равняется одному!

Квадрат Малевича есть реальность. Он есть предмет.

Его подражатели были не более, чем эстетами.

Реальный квадрат существует как геометрическая концепция.

В религиозном языке этот квадрат есть БОГ.

При помощи этой картины мы можем сегодня сформулировать парадоксальное определение: нет разницы между абстрактным искусством и предметом.

Это МИСТИЧЕСКОЕ ЕДИНСТВО.

АБСТРАКТНОЕ ИСКУССТВО – это, возможно, идея ПРЕДМЕТА в другом мире , существование которого мы угадываем при помощи искусства.

 

 

УРОК 3.

27 июня 1986.

 

АБСТРАКЦИОНИЗМ, ПРОСТРАНСТВО, НАПРЯЖЕНИЕ, ДВИЖЕНИЕ

 

Мы говорили о понятиях абстрактного искусства, которые определяются через геометрические понятия: КРУГ, ТРЕУГОЛЬНИК, КВАДРАТ, ЛИНИЯ, ТОЧКА…

Мы рассмотрим понятие абстрактного искусства шире: ПРОСТРАНСТВО, НАПРЯЖЕНИЕ, ДВИЖЕНИЕ.

Эти понятия необходимы в театре.

 

ПРОСТРАНСТВО

ПЕРВО-МАТЕРИЯ

Я пленен идеей и предположением, возможно мистическим или утопическим, о том, что в каждом произведении искусства существует ПЕРВО-МАТЕРИЯ, независимая от художника, который берет одну форму, в ней же живет вся бесконечность возможных вариантов жизни. Это абсолютно не ограничивает роль художника в создании произведения, как не ограничивает и его воображения.

Как раз наоборот! Это единственное, что ведет его дарование в верном направлении. В хорошем.

Мне кажется, что именно в этом глубоком пласте творческого процесса рождается   автономное существование картины.

 

Я верю в эту СИМУЛЬТАННОСТЬ и это РАВЕНСТВО моего индивидуального действия и действия ИСХОДНОЙ МАТЕРИИ. Однако, это «единство» остается необъяснимой загадкой творения.

 

ПРОСТРАНСТВО

 

Эта «ПЕРВО-МАТЕРИЯ» есть пространство!

Я чувствую, как оно пульсирует.

Пространство,

у которого нет ни точки опоры, ни границы,

которое с равной скоростью удаляется и убегает,

или приближается,

со всех сторон, по краям и посередине,

стремится ввысь, падает в бездны,

вращается по вертикальной оси, горизонтальной, наклонной…

не боится проникнуть за границу замкнутой формы,

растормошить ее резкими поворотами на 180 градусов,

лишая ее привычного вида…

Персонажи, предметы становятся функциями пространства и его перипетий…

…пространство не является нейтральным сосудом,

в котором мы смешиваем предметы, формы…

ПРОСТРАНСТВО само является ПРЕДМЕТОМ (творчества)

И – главным!

ПРОСТРАНСТВО наделено ЭНЕРГИЕЙ.

ПРОСТРАНСТВО, которое сужается и растягивается

Именно эти движения определяют формы и предметы.

Пространство ПОРОЖДАЕТ ФОРМЫ!

Пространство обуславливает отношения между формами и их НАПРЯЖЕНИЕМ.

НАПРЯЖЕНИЕ – главный актер пространства.

МУЛЬТИ-ПРОСТРАНСТВО…   

Пытаться проникнуть в него – детское занятие.

Между тем, требуется постоянное вмешательство воли к внезапным переменам.

Мы приводим ПРОСТРАНСТВО на ПЛОСКОСТЬ.

Мы сообщаем этой плоскости разные движения.

ВРАЩАТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ,

вокруг оси, угол наклона которой меняется по отношению к плоскости картины:

вертикальная, горизонтальная, наклонная…

Это движение требует постоянного ПРОТИВОСТОЯНИЯ.

МАЯТНИКОВОЕ ДВИЖЕНИЕ  

где колебания

через нарушение

и возвращение РАВНОВЕСИЯ

обуславливают развитие,

УВЕЛИЧЕНИЕ пространства.

СКОЛЬЖЕНИЕ (плоскостей)

СКОЛЬЖЕНИЕ ВПЕРЕД,

СКОЛЬЖЕНИЕ НАЗАД,

покрытие и раскрытие.

ДВИЖЕНИЯ ПАДЕНИЯ и ПОДЪЕМА.

ДВИЖЕНИЯ ОТТАЛКИВАНИЯ в стороны, до исчезновения.

ДВИЖЕНИЯ ПРИБЛИЖЕНИЯ и ОТДАЛЕНИЯ.

РЕЗКОСТЬ и БЫСТРОТА этих движений

создают другие ценности:

НАПРЯЖЕНИЕ

и

смена МАСШТАБА.

Живописная традиция, которая начинается с Возрождения, с применения оптических законов перспективы, владела только одним пространством, установленным на всем полотне картины.

НАПРЯЖЕНИЕ создавалось благодаря именно этим законам перспективы и единству этого уникального пространства.

АБСТРАКТНОЕ ИСКУССТВО открыло и использовало законы МУЛЬТИ-ПРОСТРАНСТВА.

(Это моя интерпретация нового пространства).

В предыдущем параграфе я обозначил все эти виды.

В таком случае, НАПРЯЖЕНИЕ в картине формируют

(я подчеркиваю: в картине, живописи),

не механически, как прежде, благодаря обману зрения, уменьшению и увеличению масштаба предметов и персонажей.

НАПРЯЖЕНИЕ здесь создается, благодаря динамике, энергии, благодаря жизни ПРОСТРАНСТВА.

Но так как все это отнесено и «перенесено» на характеристику плоской поверхности полотна, и в такой ситуации легко спутать эффекты динамики живого пространства с оптическими эффектами перспективы, я установил (в соответствии, напоминаю, с моей личной интерпретацией множественного пространства), что НАПРЯЖЕНИЕ создано при помощи энергии пространства, которое «управляет создателем картины», который, таким образом, становится практически демиургом.

Это ПРОСТРАНСТВО, управляемое волей создателя,

сужается, растягивается, возвышается, падает, теряет равновесие, удаляется и приближается…

 

В театре НАПРЯЖЕНИЕ имеет похожую ценность и похожие причины.

Оно создано, благодаря отношениям между персонажами,

благодаря направлению рук, ног, всего тела,

благодаря расстояниям между персонажами, которые сокращаются или увеличиваются…

благодаря привлечению надлежащих предметов…

 

Этюд: «ЧЕЛОВЕК И ЕГО ТЕНЬ»

 

Человек находится в центре. Неподвижен. Свет – подвижен.

Свет подается с разных точек, с разной высоты.

Тень меняется. Иногда она слишком длинная, иногда короткая и широкая, она сужается, вытягивается…

Тень – живая!

Иногда агрессивная, угрожающая, иногда притаившаяся, беспокойная, затем снова забавная, искаженная гримасой боли или даже крика…

 

Вторая часть: больше нет света, актер ложится на землю, как тень стоящего человека; тот, кто стоит, последовательно выполняет движения руками, ногами, телом, головой; другой актер делает то же самое, он повторяет движения рук, находясь в горизонтальном положении тени, второй актер ложится на землю как вторая тень,

затем третий. Сейчас есть три тени;

тот, кто стоит, выполняет движения последовательно по отношению к каждому из троих лежащих актеров–теней, все более и более быстро, наконец, он «превращается» с ними в единое целое.

(Перевод с французского Т. Кузовчиковой)